Источниковедение.ру

Страница Научно-педагогической школы источниковедения

Поиск по сайту

Новости | Конференции | Научные семинары | Материалы для обсуждения | Кто есть кто | Вход | Регистрация |

Публицистика в журнале «Сын Отечества» (1826–1852): проблема выявления и видовой идентификации

Екатерина Вадимовна Плавская

старший преподаватель кафедры теории и истории гуманитарного знания
Института филологии и истории РГГУ

В своей концепции А.С. Лаппо-Данилевский особое место уделил методологии источниковедения. Рассматривая источниковедение как самостоятельную научную дисциплину со своим предметом и методом, ученый определяет предмет источниковедения как реализованный продукт человеческой психики, произведение культуры. Феноменологическая парадигма источниковедения, восходящая к эпистемологической концепции А.С. Лаппо-Данилевского позволяет говорить о том, что «совокупный интеллектуальный продукт, созданный в ходе исторического процесса, не представляет собой неструктурированной массы, но, напротив, обладает имманентным свойством структурированности и взаимосвязанности» [1]. Именно это позволяет изучать любой вид исторических источников, в том числе и публицистику, системно. Но для историка-источниковеда существует ряд трудностей, связанных с проблемой выявления и идентификации публицистики именно как вида исторических источников.

До широкого распространения периодической печати публицистические сочинения создавались и бытовали преимущественно как отдельные произведения. Но в начале XIX в. в России произошло сращивание периодики и публицистики. Судьба радищевского «Путешествия из Петербурга в Москву» и его автора, как и судьба ряда не дошедших до печатного станка публицистических трактатов (включая М. М. Щербатова, Н. М. Карамзина) определили практику российских литераторов-публицистов: во времена жесткого контроля со стороны государства единственной возможностью публично высказаться о насущных проблемах современности — и то нередко в иносказательных или исторических формах — стали публикации в повременных изданиях. Легальная публицистика XIX столетия рассеяна по страницам журналов. Перед исследователем встает задача выявления этого вида исторических источников в периодике.

Объектом моего изучения является журнал «Сын Отечества» за 1826-1852 гг. Редакция определяла свое издание как журнал литературы, политики и современной истории. С 1826 по 1839 гг. редакторами были Ф. В. Булгарин и Н. И. Греч. С 1837 г. они передали издательскую деятельность книгопродавцу А. В. Смирдину, за собой оставив редакторские функции. Позднее журнал редактировали А. В. Никитенко и Н. А. Полевой, А. В. Никитенко и О. И. Сенковский. В 1842 г. редактором стал К. П. Масальский. Со второй половины 1844 г. по 1847 г. журнал не издавался. В 1849 г. К. П. Масальский передал журнал писателю и журналисту П. Р. Фурману. В конце 1852 г. журнал был закрыт. Смена издателей не могла не сказаться на редакционной политике. К тому же надо отметить тот факт, что и при наличии единственного издателя журнал не отличался едиными формой и содержанием рубрик. Следовательно, проблема выявления публицистики на страницах повременных изданий не решается универсально. Чтобы разрешить эту задачу, журнал должен быть рассмотрен в динамике.

Журнал делился на рубрики, которые меняли свое название, структуру и содержание. Обратимся в первую очередь к именованиям рубрик.

Постоянно существовали следующие рубрики:

Появлялись и некоторые другие рубрики, не столь устойчивые.

Названия рубрик не указывают на видовую принадлежность материалов с той степенью точности, которая нужна для уверенного определения их как публицистики. В российской научной традиции приняты различные методики изучения публицистики. Подход теоретической журналистики к решению проблемы был одним из первых предложен в современной гуманитарной науке. Теоретики журналистики делают упор на изучение формы публицистических текстов, без должного внимания оставляя изучение проблемы понимания, социального назначения и функциональных особенностей публицистики [2]. Интересно отметить тот факт, что исследователей этого направления интересует не сам продукт общественной мысли, а его теоретическое осмысление [3]. Однако такой подход к задачам публицистики не решает проблему ее выявления на страницах повременной печати XIX в.

Вместе с тем публицистика стала одной из центральных тем обсуждения среди литературоведов. Правда, все дискуссии шли вокруг формальных особенностей публицистических очерков. Основатель теории литературы и поэтики В.М. Жирмунский упоминал о публицистике в контексте определения жанра. Главное, что подчеркивал исследователь — связь публицистики (как одного из жанров) с основными чертами породившей ее эпохи [4]. Вопрос о методе работы с публицистикой решался литературоведами в практических исследованиях, посвященных деятельности отдельных публицистов [5]. В них они подчеркивали, что публицист «пишет о жгучих вопросах современности», «о жизни», «о характере эпохи». Отмечая тем самым основные особенности публицистики, литературоведы не решали теоретические вопросы метода выявления публицистических жанров.

Исторические исследования публицистики также носят частный характер. Главным образом историков интересуют проблемные поля истории, которые они исследуют на материале публицистики, совершенно не определяя ее как вид [6].

Феноменологическая парадигма источниковедения предлагает исследователю иной подход к методике изучения публицистики. Принцип «признания чужой одушевленности» дает возможность исследователю сделать акцент на проблеме понимания замысла автора. Это, в свою очередь, позволяет говорить о единстве происхождения публицистики как вида исторических источников. О.М. Медушевская, осмысляя основы теоретических построений А.С. Лаппо-Данилевского, отмечает способность человека созидать произведение культуры именно в той форме, в которой она отвечает его основной функции: «…Поскольку потребности социума, как правило, являются достаточно общими, часто повторяющимися в рамках конкретных исторических условий, то и цели создания вещей возникают вновь и вновь. Следовательно, неоднократно повторяются и те структурные параметры вещи, которые в рамках именно данных исторических условий представляются оптимальными для выполнения функций. Возникает ситуация, при которой совокупная деятельность изучаемого исторического социума предстает перед исследователем в виде структурно определенных видов вещей. Их форма, их материал, их общие параметры не могут быть случайны. Автор формирует вещь, оптимально отвечающую той функции, для которой она предназначена» [7]. Выявление отличительных видовых признаков публицистики повременных изданий предполагает определение ее основной социальной функции — выражение и структурирование общественного мнения. Поэтому я буду ориентироваться на следующие критерии:

К наиболее существенным признакам публицистики следует отнести первые три. Последний же критерий касается главным образом проблемы ограничения публицистических заметок от информационных.

Итак, попробуем решить проблему выявления публицистики в журнале «Сын Отечества» за 1826-1852 гг. согласно таким формальным критериям.

Рубрика «Современная история и политика» не менялась структурно и содержательно. Она представляла собой обзор новостей и событий за определенное время. Приведем некоторые примеры. «В минувшем году первую степень важности исторической являла Россия твердая верою, любовию к царю своему, постоянством политической системы своей, именем Царя...Не столь отрадную картину представляют два других сильных европейских государства Франция и Англия…» [8]. Или: «Во Франции в заседании палаты депутатов обвинили господина Полиньяка...» [9].

Могут ли такого содержания заметки быть публицистикой? Современная теория журналистики определяет жанр заметки следующим образом: «Заметка — информационный жанр. Главное для заметки — именно краткое изложение результата изучения, «сигнализирование» о существовании или отсутствии, основных чертах какого-то явления или события, человека или проблемы. Причем эти события должны выступать для аудитории как новость» [10]. Информация в таких заметках могла быть фактологический, вероятностной и даже оценочной. Заметки такого вида своей целью имели информационное «сканирование» действительности и оперативное извещение аудитории. Правда, понятие оперативности для XIX в. относительно. Как следствие, заметка такого содержания могла охватывать период максимум в год, при этом в ней не было момента ретроспекции. Понятно, что ретроспективный анализ при таком информировании был исключен. Следовательно, материалы этой рубрики к публицистике не относятся.

Следующая рубрика журнала представлена критическими заметками. Редакторы журнала «Сын Отечества» сами дали обзор этой части, охарактеризовав основные черты таких статей. В 6 томе за 1847 г. читаем: «Отделение критики есть важнейшая часть журнала, которая определяет не только характер его и достоинства, но и умственное право его существования. Наиболее своею критикою журнал относится к читателям, действует на них и от них обратно на словесность. Важность критики устанавливается там, где еще не установилось общественное мнение. Тем серьезнее в наше время моральная ответственость журналиста перед публикою» [11]. Критика рассматривается здесь как реплика в диалоге между читателями и авторами. Примером могут служить критические очерки о романах французской писательницы Жорж Санд. В статьях авторы переходили на личность романистки, на современную им «безнравственность» и «распущенность» французов: «Недаром эта женщина приняла в литературе мужские имена, у себя дома она совершенно настоящий мужчина. Она выезжает со двора в женском платье, ибо приличия не позволяют ей одеваться иначе, но дома она ходит в панталонах из красного кашемира. Когда она пишет, то безпрестанно курит cigaritto. Злословие говорит, что она неосторожно дома подливает ром в чашку» [12].

Иногда в рубрике «Критика» помещались письма, адресованные к редакторам журнала. В этих письмах авторы обсуждали вопросы современной им жизни. Частой темой их были отношения между некоторыми повременными изданиями. Такое письмо, адресованное Ф. В. Булгарину и посвященное сравнению «Сына Отечества» с «Московским Телеграфом», было опубликовано с ответом в номере за 1827 г [13]. С 1830 г. в «Сыне Отечества» изредка появляется рубрика «Корреспонденция», где стали помещать такие «письма», которые становятся особым жанром и используются как средство оформления полемики по актуальным социально-политическим вопросам современной жизни. Примером может служить «Письмо в Москву о публичных удовольствиях в России», которое помещено в части 42 за 1836 г. Автор статьи настоятельно требует у всех иностранцев, чтобы нас [русских] «оставили сколь можно долее быть русскими, чтобы не уверяли, что можно блаженствовать в жизни только подражая иностранным веселостям» [14]. Такие «письма» можно рассматривать в качестве аналитической корреспонденции.

В 1829 г. появляется еще одна постоянная рубрика «Антикритика». Авторы, выступающие в ней, писали свои ответы на предыдущие публикации в этом или других повременных изданиях. В том же 1829 г. появились подрубрики «журнальная критика» и «театральная критика». Сами же журналисты отметили, что «каждый род свободной деятельности человека имеет свою критику» [15].

Рубрики, посвященные разным вариантам критики, в том числе и литературной, заполнялись рецензиями, выражающими, в первую очередь, отношение рецензента к произведению. Отличие рецензий и критических очерков от других жанров журналистики в том, что их предметом являются не обстоятельства политической жизни, а события из области искусства, выход книг и брошюр,премьеры спектаклей и т.д. Например, в одной из рецензий за 1837 г. читаем: «Господин Мэримe, молодой французский литератор, не без дарований, особенно отличается от своей парижской собратии весьма счастливым расположением ума, которое позволяет ему угадать, что много чему Француз может поучиться у других народов…С этой мыслью изобразили мы сочинение господина Мэримe предметом статьи и решили познакомить русского читателя с содержанием «Писем об Исландии» [16].

Такие разные по форме источники заполняли рубрику, посвященную критике. Но определяющим для нас является не формальное содержание очерка, а его функциональные особенности. Критик реагирует на социальную реальность, анализирует ее, дает оценки. В конечном счете, целью всех критических статей было обоснование суждения по поводу каких-то значимых явлений, процессов, ситуаций, имеющих общественный резонанс. Все эти признаки отвечают критериям, по которым отбирается публицистика в журнале. Потому все статьи этой рубрики можно считать публицистикой.

Следующая рубрика журнала — «Изящная словесность». Она присутствовала в журнале всегда, но содержание ее менялось. Прежде всего, под рубрикой «Изящная словесность» публиковались произведения художественной литературы (романы с продолжением, повести, пьесы и т.д.). Можем ли мы считать художественную литературу публицистикой? Художественному творчеству свойственна типизация, основанная на вымысле, на фантазии автора. В художественном произведении есть герой, который проживает свою историю. Так В. Г. Белинский в одном из своих очерков определил задачи писателя: «литератора волнуют не интересы страны, а интересы мира, не участь партий, а судьба человечества» [17]. Системообразующей для социальной функции литературы была идея эстетического удовлетворения читательской публики. Последнее не всегда отвечает злободневности общественной жизни. Потому мы не можем отнести художественную литературу к публицистике.

Кроме художественных произведений в этой рубрике редакторы помещали и так называемые «записки». Как правило, под термином «записки» мы встречаем источники личного происхождения. В 1829 г. для таких записок была создана специальная рубрика «Современные записки» [18]. Но она просуществовала всего лишь год.

Иногда же издатели печатали в форме записок собственные рассуждения о современных им событиях и проблемах. Примером могут служить «Записки русского в Париже от 1829 года» [19]. Автор так называемых «записок» не указан. Предметом отрывка являются не личные воспоминания создателя, его чувства и настроения, а литературные пристрастия и нравы парижан, проблемы французской «безнравственности». Еще одним примером может служить публикация отрывков из «Записок о Франции», представляющая собой свободное переложение французской книги «Vie publique et privee des Francais», опубликованной в Париже в 1826 г. [20] Современная теория журналистики называет публикации, выполненные в форме письма или записок, эпистолярной журналистикой [21].

Главное, что заслуживает внимание в этих «записках», что они не соответствуют своему прямому назначению. В них обсуждались не личные чувства или взаимоотношения, не проблемы частных лиц, а интересы широкой аудитории. Тем самым основной темой «записок» стала общественная жизнь, что позволяет назвать их публицистикой.

С 1828 г. помимо «Изящной словесности» в журнале появляется рубрика «Словесность». С этого времени издатели стали помещать в «Изящную словесность» только произведения художественной литературы, а в «Словесность» — аналитические очерки. Например, в одном из номеров за 1832 г. в рубрике «Словесность» опубликована статья, посвященная проблемам типического в литературе [22].

С 1836 г. ситуация изменилась. Рубрика «Изящная словесность» перестала существовать вовсе. Остался единственный отдел под названием «Словесность» с двумя подотделами «Проза» и «Стихотворения». Содержание раздела «Стихотворения» ясно из его названия: в нем публиковались стихи различных современных поэтов. В рубрике же «Проза» печатались не только романы с продолжением, повести и пьесы, но и статьи, видовую принадлежность которых нам предстоит выяснить.

В 9 томе за 1839 г. помещена статья «Парижские нравы», в центре которой парижское общество [23] . Автор статьи подчеркивает: «парижское общество представляет ныне самое странное зрелище…смесь блеска с грубостью» [24]. Автор предпринимает попытку найти причину такой дисгармонии. Особенность такой публикации в совмещении образного (художественного) и аналитического начала. Причем на первый взгляд выступает преобладание художественного метода написания очерка, в то время как упор автор делает на анализ предмета дискуссии.

Вместе с такими статьями в рубрику попали путевые очерки. До 1837 г. подобные очерки помещались в рубрику «Путешествия». Теоретики журналистики считают, что этот вид публикации относился к периоду становления журналистики и оставался весьма популярным на протяжении нескольких веков [25] . Структура путевого очерка соответствует маршруту путешествия, а содержание представляет описание событий, происшествий, встреч и бесед с теми, с кем автор сталкивался в ходе поездки. Однако автор не ограничивается просто перечислением. Как правило, его картины жизни связаны с какими-либо насущными вопросами современности. Примером могут служить «Заметки путешественника» Ивана Головина, где автор, описывая нравы французской столицы, пытается показать всю суть «коварного народа», его «безнравственных» женщин и ветреных молодых парижских щеголей: «Мнение мое о Париже весьма противоречивое... Замечательно будет войти в подробности французской безнравственности. Слава Франции носит на себе старательный отпечаток духа своеволия» [26]. Автор путевого очерка часто использует в качестве приема обращение к своему читателю: «Вы требуете Парижа, и я Вам последую», тем самым вовлекая читателя в живую дискуссию о посещении столицы [27]. Описание часто сопровождалось красочными оценками: «Исполняю свое обещание и описываю тебе Париж… Перед Новым годом все магазины убираются с особенным тщанием. В Париже позволительно говорить дерзости...У меня сложилось невыгодное впечатление о парижских нравах», а далее он настоятельно советует: «прошу тебя, для пользы разочаруйся нашим идеальным Парижем. Думай о нем с удовольствием, но избавься от обворожительности» [28].

Согласно теории журналистики под очерком понимают статьи, аналитическое начало в которых является ведущим [29]. Можно предположить, что аналитическое начало и определяет видовую принадлежность таких публикаций. Вместе с тем, в начале исследования было отмечено, что в аналитической составляющей публицистики должен быть момент ретроспекции. В жанровых особенностях очерка не всегда можно встретить то, что можно было бы назвать «взглядом в прошлое». Потому этот критерий не является ведущим в определении вида этой категории статей. Однако другие жанровые особенности очерка (авторская оценка, обращение к читателю, актуальность темы) соответствуют определению таких статей в качестве публицистики.

В журнале постоянно существовала рубрика посвященная иностранной словесности. В некоторых номерах «Сына Отечества» она называлась «Иностранная литература» [30], в остальных «Иностранная словесность». Эта часть заполнялась произведениями иностранных авторов. И в этой рубрике могли публиковать наряду с романами и повестями иностранных литераторов [31] аналитические статьи [32]. С этой рубрикой предлагается работа по выявлению публицистики аналогичная работе в рубрике «Словесность».

В номерах за 1827 г. имеется подрубрика, посвященная восточной литературе. Она так же, как и две предыдущие, представляет собой «союз» публицистики и произведений художественной литературы.

На протяжении трех изучаемых десятилетий в журнале «Сын Отечества» существовала рубрика, посвященная современной русской библиографии. Там печатались известия о всех выходящих в России книгах, зачастую без каких-либо аннотаций и оценок. Эти сообщения не сопровождались анализом. Потому такие заметки к публицистике отношения не имеют. Однако постепенно библиографическая составляющая уступает место аналитической. Авторы сообщений стали больше вступать в полемику, что предполагает обращение к читателю и своим оппонентам. И в 1839 г. рубрики «Библиография» и «Критика» были объединены и стали заполняться критическими обзорами [33].

Отличительной чертой периодики первой половины XIX в. является то, что в общественно-политических изданиях стали публиковаться исторические источники. «Сын Отечества» не был исключением. Структура рубрик, предназначенная для таких публикаций, была нестабильной. В 1826-1827 гг. такие публикации объединены в отдел «История», далее превратившийся в «Российскую историю». С 1830 по 1833 г. журнал содержал три исторических отдела: «Новая история», «Российская история», «Современная история» [34]. В 1833 г. добавилась еще «Средняя история». Материалы между этими разделами распределялись по хронологическому и географическому принципу. Публикация исторических источников в повременных изданиях этого времени была обусловлена развитием отечественной исторической науки в первой половине XIX в. Последняя, в свою очередь, поставила описание, публикацию и изучение исторических источников одной из главных своих задач [35]. Отметим, что исторический процесс в представлениях той эпохи ассоцировался с чередой исторических фактов и вереницей исторических личностей. История была персонифицирована, потому в журнале приоритет отдавался публикации записок и отрывков из дневников. Но публикация в журнале других видов исторических источников не меняла их функциональной направленности, потому к публицистике их не относим.

Помимо публикации источников в журнале помещались научно-исследовательские и научно-популярные сочинения по истории. Например, в рубрике «История» в 1827 г. были опубликованы отрывки из сочинения В. Скотта «Жизнь Наполеона, императора французов» [36], в 1828 г. «Размышления о войне 1812 года» [37], а в 1829 г. — «Мысли о всеобщей истории» [38].

В «Сыне Отечества» публиковались научные и научно-популярные исследования по другим наукам — медицине, химии, военному искусству, естественной истории, физической географии, политической экономии, этнографии, технологиям, правоведению. Военному делу, например, была посвящена статья, опубликованная в 1827 г. [39] Материал был взят редакторами из французского сочинения генерала М. С. Фоя (Histoire de la guerre de la la Peninsule sous Napoleon).

С 1837 г. все материалы, посвященные науке, были объединены редакторами в одну большую рубрику «Науки и искусства». Она также состояла из научно-исследовательских и научно-популярных сочинений, из публикаций исторических источников, а также из критико-библиографического материала.

Научные и научно-популярные статьи, безусловно, связаны с вопросами общественно-политической жизни. Авторы сообщали об интересах научного сообщества, об уровне научного знания. Все же, главным образом, они преследовали теоретические цели, которые, так или иначе, соответствовали теме их исследований. Правда, не всегда их интересы совпадали с насущными вопросами современной им жизни. Вполне очевидно, что такое несоответствие предполагает, что такие статьи не всегда были злободневными. Следовательно, публицистикой их считать нельзя.

Рецензии на научные сочинения имеют совсем другие критерии выборки. Авторы этих рецензий выходили за рамки научного диалога и приближались к обсуждению проблем, актуальных для образованных людей вообще. Так, автор критического обзора «Популярной истории химии» М. Дюма упоминает об английском химике и богослове Джозефе Пристли, который оказал большое влияние на французских граждан, и только после этого рецензирует научное сочинение. В заметке читаем: «Речи Пристлея о свободе вероисповедания возродили гнев церкви и министерства...Но смелые слова Пристлея нашли отголосок во Франции, где его почли за отчаянного республиканца и предложили ему титло гражданина» [40]. Наличие актуального начала, частого обращения к читателю, авторской критики (что предполагало оценку) позволяет исследователю отнести эти материалы к публицистике.

Общественный интерес к истории и историческим персоналиям обусловил появление в некоторых томах журнала до 1837 г. рубрики «Биография» или «Историческая галлерея», в которой помещались историко-биографические материалы некоторых известных личностей [41]. Редакция также помещала небольшую подрубрику «Некрология», где сообщалось о смерти выдающихся людей того времени. Это информационное сообщение могло также содержать биографическую справку об умершем. Заметки были информационного содержания, потому публицистикой мы называть их не можем.

В журнале также публиковались материалы, которые можно назвать историко-краеведческими. До 1837 г. такие материалы помещались в рубрики «Топография» или «Статистика» [42]. После 1837 г. такие материалы стали публиковать в рубрике «Науки и Искусства». Это были заметки информационно-познавательного содержания. Темы их не всегда были актуальны. Наконец, авторы не использовали оценок и критики в таких заметках. Потому мы не можем определить их видовую принадлежность как публицистику.

Рубрика «Смесь» стала постоянной с 1830 г. Уже по ее названию можно сделать вывод, что там могли помещать все, что заблагорассудится редакции. Эта часть журнала представляет для исследователя наибольшую трудность. Большинство материалов в этом разделе представляет собой либо новости, либо заметки развлекательного содержания. Редакторы могли брать новости в других иностранных журналах. Например информация о появление восточной литературы во Франции представляет собой русский перевод публикации из Asiatic Journal [43]. Иногда информация, помещаемая в рубрике, была познавательной [44].

С 1834 г. рубрика «Смесь» дополняется двумя подрубриками: «Театр» и «Моды». В первом давался обзор новых пьес [45]. Во втором публиковлись новости моды с картинками [46]. Эти две подрубрики напоминают рекламный материал. Скорее всего, цель помещения такой информации была коммерческой.

В 1838 г. рубрика поменяла свое название на «Смесь и нечто», а в 1839 г. она получила название «Известия и смесь». Несколько изменилось и содержание рубрики. Появились статьи, которые можно назвать аналитическими комментариями. Например, статьи, в центре которых сравнение французских и русских модных нарядов в контексте сравнения нравов Франции и России [47].

Помимо такого материала отдел мог содержать сатирические комментарии и анекдоты. Примером таких комментариев может служить история «Досадной ошибки французской романистки Жорж Санд», которая выбирала себе помощников в журнал Revue Independant не по таланту, а по классовой принадлежности (надо было быть рабочим, но не графом) [48]. Главная идея автора заметки — высмеять «неразумие» французов.

Главным образом, статьи в рубрике «Смесь» имели своей целью информирование читательской аудитории. Эта целевая направленность таких публикаций совершенно не соответствует целевой направленности публицистики. Однако ряд публикаций (например, анекдоты или аналитические комментарии) заставляет усомниться в оценке их видовой принадлежности. Основной их темой были, безусловно, актуальные вопросы общественной жизни. Выбирая для темы проблемные явления или события современности, авторы не стремились давать оценки этим событиям, не призывали читателей к диалогу. Такая злободневность тематики рубрики может быть объяснена ее основной целью, которая предполагает развлечения читателя и реализации коммерческих интересов издателя. Правда, это совершенно не определяет публикации рубрики как публицистику.

В 1838-1840 гг. журнал имел следующие рубрики:

В 1841 г. структура журнала была изменена. Годовой комплект стал включать шесть томов, каждый из которых носил название «отдела». Первый «отдел» был посвящен русской словесности; второй — иностранной словесности; третий — наукам и художествам; четвертый — современной истории и политике, пятый — критике; шестой — смеси. Однако, содержание не поменялось. С 1842 г. появилась еще одна часть — «Русская история», где стали публиковать исторические источники.

В итоге можно сказать, что публицистика на страницах журнала «Сын Отечества» за 1826-1852 гг. выявлена в разных рубриках и подрубриках. К тому же надо сказать, что ряд рубрик мог помещать внутри себя как публицистику, так и не публицистику. На основе проведенного анализа можно сделать вывод, что особенность журнальной публицистики в ее разнообразной внешней форме. Однако идея единства происхождения публицистики как вида исторических источников играет для исследователя основополагающую роль и позволяет выявить следующие формы публицистики:

  1. письма, записки — аналитическая коррреспонденция
  2. рецензия, критико-библиографическая заметка
  3. очерки (проблемные, путевые)

Публицистикой не являются следующие материалы журнала:

  1. художественная литература
  2. научно-популярные сочинения (в том числе и исторические)
  3. информационные заметки (новости, известия, некрологи, информационные комментарии, биографические материалы)
  4. публикации других видов исторических источников

Указанные особенности в изучении публицистики повременных изданий еще раз доказывают понимание произведений человека и культуры в единстве их цели создания, а также отмечают некую стройность их структуры и формы. Понимание источника предполагает прежде всего определение цели его создания. Такой подход к выявлению публицистики на страницах журнала «Сын Отечества» в динамике можно вполне использовать как модель систематизации публицистики внутри повременного издания второй четверти XIX в.

Примечания

[1] Медушевская О.М. Теория и методология когнитивной истории. М., 2008. С. 258.

[1] Прохоров Е. В. Теория публицистики: итоги, проблемы, перспективы // Вестник Московского университета. М., 1968. № 2. С. 15-30.

[3] Там же. С. 23.

[4] См. Жирмунский В.М. Введение в литературоведение. Курс лекций / В.М. Жирмунский. - Спб., 1996. – 464 с.

[5] Генри Э. Заметки публициста. М., 1988. 310 с.; Канторович В. Я. Заметки писателя о современном очерке. М., 1973. 543 с.

[6] Курукин И. В., Мохначева М. П. Проблемы истории России в консервативной публицистике второй половины XIX — начала XX в.(Журнал «Русский Вестник» 1856-1906). М., 1985. 120 с.; Зырянова И. В. История женского движения в публицистике журнала «Современник» (60-е годы XIX века) // Феминизм и российская культура: Сб. ст. / Сост. Т. А. Тишкин. СПб., 1995. С. 102-106; Бушканец И. Н. Демократический журнал «Слово» как источник изучения русско-зарубежных литературных связей // Вопросы источниковедения русской литературы второй половины XIX века. Сб. науч. тр. Казань, 1983. С. 94-104; Телицын В. Л. Экономическая публицистика как источник по истории адаптации российских эмигрантов // Источники по истории российских эмигрантов в XIX — XX вв. М., 1997. С. 106-111.

[7] Медушевская О.М. Теория и методология когнитивной истории. М., 2008. С. 61-62.

[8] Обозрение 1837 года // Сын Отечества. СПб., 1838. Т. 1. С. 3.

[9] Обозрение новейших происшествий // Сын Отечества. СПб., 1830. Ч. 15. С. 57.

[10] Тертычный А. А. Жанры периодической печати. Учебное пособие. М.: Аспект пресс, 2000. С. 53.

[11] Критика и библиография. От редакции // Сын Отечества. СПб., 1847. Т.6. С. 1.

[12] Домашняя жизнь Жорж Санда // Сын Отечества. СПб., 1837. Ч. 185. С. 522.

[13] Антижурналистика. Письмо к Ф. В. Б. // Сын Отечества. СПб., 1827. Ч. 112. С. 10.

[14] Письмо в Москву о публичных удовольствиях в России // Сын Отечества. СПб., 1830. Ч. 42. С. 125-131.

[15] Критика и библиография. От редакции // Сын Отечества. СПб., 1847. Т.6. С. 2.

[16] Путешествие по Исландии Мэримe // Сын Отечества. СПб., 1837. Т. 24. С. 97.

[17] Белинский В. Г. Менцель критик Гёте // Сочинение Белинского В.Г. : в 5-ти ч. Изд. К.Солдатикова и Н. Щепкина. СПб., 1859.Ч. 3. С.306.

[18] О парижском обществе. Из записок придворной дамы императрицы Жозефины // Сын Отечества. СПб., 1829. Т. 1. С. 185-213; Побег пленного Француза из Алжира // Сын Отечества. СПб., 1829. Т. 2. С. 3-22

[19]Отрывки из записок Русского в Париже. 1829 год // Сын Отечества. СПб., 1831. С. 3-18.

[20] Запсики о Франции // Сын Отечества. СПб., 1827. Ч. 115. С. 3-52.

[21] Тертычный А. А. Жанры периодической печати. Учебное пособие. М., 2000. С. 212.

[22]Типы, или первообразы в литературе // Сын Отечества. СПб., 1832. Т. 25. С. 413-419.

[123] Парижские нравы // Сын Отечества. СПб., 1839. Т. 9. С. 45-56.

[24] Там же. С. 45.

[25] Тертычный А. А. Указ. соч. С. 256; Маслова Н. М. Путевые заметки как публицистическая форма. М. 1977. С. 5-27.

[26] Головин Ив. Заметки путешественника // Сын Отечества. СПб., 1838, Т. 6. С. 97-98

[27] Там же. С. 80.

[28] Месковский А. Письма из Парижа // Сын Отечества. СПб., 1834. Т. 44. С. 454-478.

[29] Цит. по : Тертычный А. А. Указ. соч. С. 240.

[30] Сын Отечества. Спб., 1828. Ч. 121, Сын Отечества.СПб., 1828. Ч. 122.

[31] Лавинья. Повесть Жорж Занда // Сын Отечества. СПб., 1838. Т. 1. С. 1-35.

[32] Характеристика трагедий шекспировых // Сын Отечества. Спб., 1827. Ч. 113. С. 188.

[33] Лерминье. История папы Инокентия III. Сочинение Ф. Гуртера // Сын Отечества. СПб., 1839. Т. 9. С. 81-134.

[34] Записки пленного Английского офицера в Париже в течение первых четырех месяцев 1814 года // Сын Отечества. СПб., 1830. Ч.15. С. 23-38; Пребывание Французской армии в Смоленске. Lettres sur la guerre de Russie en 1812. Перевел С. Усов // Сын Отечества. СПб., 1827. С. 150.

[35] Цит. по: Афиани В. Ю. Журнальная археография и историческая наука в первой трети XIX века // Вопросы источниковведения и историографии истории досоветского периода. М., 1970. С. 131.

[36] Сочинение В. Скотта о Наполеоне. Осада Тулона // Сын Отечества. СПб., 1827. С. 3-52.

[37] Размышления о войне 1812 года по прочитании разных писателей и по соображением различных суждений об оной // Сын Отечества. СПб., 1828. Ч. 120. С. 329-347.

[38] Мысли о всеобщей истории» // Сын Отечества. СПб., 1829. Т. 6. С. 34-44.

[39] О состоянии французской артиллерии в 1807 году // Сын Отечества.СПб., 1828. Ч. 116.

[40] Популярная история химии. Сочинение М. Дюма // Сын Отечества. СПб., 1847. Т.5. С. 37.

[41] Известие о жизни и службе графа А. И. Васильева // Сын Отечества. СПб., 1827. Ч. 115. С. 303.

[42] Описание города Колы в Лапландии // Сын Отечества. СПб., 1830. Т. 11. 135.; Области Азиатской Турции. Сочинение Т.Степанова // Сын Отечества. СПб., 1834. Т. 43. С. 243-250.

[43] Восточная литература во Франции // Сын Отечества. СПб., 1829. Ч. 123. С. 204.

[44] Хотите ли знать от чего происходит слово Альманах // Сын Отечества. СПб., 1830. Т. 10. С. 319.

[45] Пьеса Ф. Сулье и А. Босанжа // Сын Отечества. СПб., 1834. Т. 42. С. 564-571.

[46] Моды с картинками // Сын Отечества. СПб., 1834. Т. 42. C. 580.

[47] В. В. В. Парижанки и моды // Сын Отечества. СПб., 1840. Т. 1. С. 866-86; Парижаские и петербургские моды // Сын Отечества. СПб., 1848, Т. 7. С. 67-70.

[48] Досадная ошибка Жорж Санд // Сын Отечества. СПб., 1842. Ч. 3. С. 37-38.

Дискуссия

Всего комментариев: 2.

1  
Еще, прошу прощения, ремарка по поводу Жирмунского: Виктор Максимович выдающийся филолог, но вряд ли он может считаться "основателем теории литературы и поэтики". Куда, в таком случае, девать АА Потебню или АН Веселовского? Да и кроме классиков у ВМ было множество даровитых современников, тот же Томашевский... Хотелось бы, если обращение к смежным наукам (теория литературы, история литературы, история журналистики) происходит, чтобы эти ссылки были бы бесспорны, т.к. сам вопрос публицистики как исторического источника и без смежных наук довольно труден в разработке. И, конечно, здесь я перед Вами,как говорится, снимаю шляпу.

2  
Уважаемый Петр Александрович!
Спасибо за внимание к моему тексту. Еще раз благодарю за замечания. Вы совершенно правы, я была не совсем точной в определениях "классиков-основателей". В доработке основного текста я обязательно это учту

Участвовать в дискуссии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Книжные новинки

Каштанов С.М. Исследования по истории княжеских канцелярий средневековой Руси / С.М. Каштанов. – М. : Наука, 2014. – 674 с.

Майорова А.С. История культуры Саратовского края: культура Саратовского края до начала XX века. Часть 1. Саратов, 2013

Богдашина Е.Н. Позитивизм в исторической науке на Украине (60-е гг. XIX — 20-е гг. XX вв.). Харьков, 2013.

Богдашина Е.Н. Источниковедение истории Украины : вопросы теории, методики, истории : учеб.-метод. пособие. Харьков : Сага, 2012.

Гимон Т.В. Историописание раннесредневековой Англии и Древней Руси : сравнительное исследование. М. : Ун-т Дмитрия Пожарского, 2012.

Швейковская Е.Н. Русский крестьянин в доме и мире : северная деревня конца XVI — начала XVIII века. М., 2012.

Традиционная книга и культура позднего русского средневековья : Труды Всероссийской научной конференции...

Просмотреть все

© 2010–2017, А.А. Бондаренко, Д.А. Добровольский, П.А. Дружинин, Н.Н. Иванова, Р.Б. Казаков, С.И. Маловичко, А.Н. Мешков, Н.В. Некрасова, А.М. Пашков, Е.В. Плавская, М.Ф. Румянцева, О.В. Семерицкая, Л.Б. Сукина, О.И. Хоруженко, Е.Н. Швейковская

Редколлегия:

Д.A. Добровольский,
Р.Б. Казаков,
С.И. Маловичко,
М.Ф. Румянцева,
О.И. Хоруженко

Адрес для переписки: ivid@yandex.ru

Лицензия Creative Commons
Это произведение доступно по лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivs (Атрибуция — Некоммерческое использование — Без производных произведений) 3.0 Непортированная.

Хостинг: